Свободный рынок русскоязычных массмедиа     Канал RSS
 Расширенный поиск   
Медиа Биржа  
Вход Вход для клиентов Регистрация
   
 
Запомнить меня Забыли пароль?
  banner
Количество материалов  Материалов - 518   Количество изданий  Изданий - 106 Количество авторов  Авторов - 407
 
     
Хорошего журналиста
должно быть много.
И везде
  Купить материал Купить материал >> Расследование >> Историческое
 
ПОЛТАВА – СТАЛИНГРАД – ФУЛТОН  Баранов Ю.
Историческое
Политика
Цена: Средне
10664 символов
Новый взгляд на результаты послевоенного периода истории.

История: новый взгляд
ПОЛТАВА – СТАЛИНГРАД – ФУЛТОН
Когда началась «холодная война»
Наверное, нет в нашей стране человека (за исключение дебилов, предпочитающих всему на свете пепси-колу или «клинское»), который бы не знал, что Великая Отечественная грянула 22 июня 1941 года. И никто такую датировку не оспаривает. С «холодной войной» дело сложнее. В упрощённом, школьном варианте считается, что развязал эту войну бывший премьер-министр Великобритании У.Черчилль, когда в американском городе Фултоне в присутствии президента США Г.Трумэна 5 марта 1946 года произнёс речь, в которой призвал Запад сплотиться для крестового похода на СССР. Но эту датировку признают не все, причем варианты предлагают весьма разные. И это не спор узких специалистов о тонкостях, только их интересующих, нет, речь идёт о фундаментальных оценках политики и роли разных стран в судьбах мира, речь идёт об исторической справедливости. Итак…
Не так давно по «нашему» телевидению какой-то недоучка (иначе не скажешь) брякнул, что «холодная война» началась в 1949 году, когда СССР обзавёлся атомным оружием и стало ясно, что настоящая война невозможна. Некоторые западные аналитики полагают, что «холодная война» началась в апреле 1945 года, когда после смерти Ф. Д. Рузвельта президентом США стал Г. Трумэн. По мнению американского историка Т. Пауэрса, «Длительные дебаты по поводу генезиса «холодной войны» для ветеранов американской разведки представляются глупостью. По собственному опыту они знают – с самого начала «холодная война» была продолжением настоящей войны». Далее Т. Пауэрс пишет, что хотя в первые дни и недели после капитуляции Германии «ещё никто не называл Россию врагом, но к ней относились именно так». А вот веское свидетельство известного американского дипломата и политолога Дж. Кеннана, который хорошо знал нашу страну, свободно говорил по-русски, одно время был послом США в СССР. В 1947 году он сам вложил уве-систый кирпич в фундамент «холодной войны» своей прогремев-шей на весь мир статьей «Источники советского поведения». Но этот человек способен был меняться, и спустя много лет, отмечая в 1994-м свое 90-летие, заявил, что инициатором «холодной войны» были США, что к 1950 году он обнаружил, что «наше (американ-ское) правительство и наши западноевропейские союзники совер-шенно не заинтересованы в ведении каких-либо переговоров с Со-ветским Союзом. Те и другие хотели от Москвы применительно к будущему Европы только одного – безоговорочной капитуляции. Они были готовы ждать её. Это и было началом сорокалетней хо-лодной войны».
Сторонникам подобных взглядов энергично возражает автори-тетный американский политик Ч. Болен, которого до глубины души «возмущает» приписывание Америке инициативы в этом деле. Он пишет: «Совершенно естественно нащупать момент, открывающий эру. Для «холодной войны» такого точного момента нет… С моей точки зрения» холодная война» началась с захвата власти большевистским крылом российской социал-демократической партии в 1917 году…...
Куда исчезло 17,8 тонны золота? - 6  Курносов В.В.
Историческое
Общество
Цена: Переговоры
14342 символов
Поиски золота кладоискательской экспедиции представителей Госбанка СССР и французского банка «Р.де Люберзак и Ко» в сентябре-ноябре 1929 года. Поиски золота спецслужбами СССР в 1939-1995 годах. Современные поиски золота кладоискателями. Фрагмент карты Татарстана - район поиска 17,8 тонн золота спецслужбами и кладоискателями

Золото казалось близким

1 октября 1929 года на поиск драгоценностей прибыли в Казань Морис-Вильям-Виктор Берсей, Роже-Георгий-Людвиг Гариэль. Они представляли интересы французского банка «Р.де Люберзак и Ко». С ними были адвокаты К.Д. Томицкий и Владислав Броницкий, наблюдавшие за поисками в интересах загадочного польского владельца плана захоронения. Руководил иностранцами Берсей.

Госбанк СССР также уполномочил искать ценности сотрудников своего московского отделения Б.П. Большеменникова и Г.И. Ермана. Руководителем поисков от СССР был назначен управляющий Казанской областной конторы Госбанка Николай Прасолов.

В 16.00 2 октября, на двух автомобилях, охотники за сокровищами впервые отправились на поиски – к селу Калинино, рядом с Высокой Горой. Но уже вечерело. И потому кладоискатели быстро вернулись в Казань. А на следующий день в 4.30 выехали к Калинино, прихватив с собой охрану и рабочих на двух автобусах и грузовике.

Рабочие были оставлены в селе, в то время как руководители продолжили путь, отдалившись на 75 километров от центра Казани. Берсей определил по своим записям, что дорога была взята неправильно, и предложил вернуться ближе к Казани. Затем, приблизившись к городу до расстояния 23 километра, они свернули по проселочной дороге на север, проехали водяную мельницу и достигли села Сосновка.

Не обнаружив места захоронения, охотники за драгоценностями вернулись в Калинино, а оттуда в Казань. В тот же день Берсей выслал в Париж телеграмму: «На месте установлено, что ориентировочные сведения слишком путаны. В частности, сообщите, необходим ли переход по мосту через реку Казанку при выезде из города…»

4 октября Прасолов отказался ехать с участниками поисков, вместо этого написал секретное письмо директору Иностранного отдела правления Госбанка СССР Борискину. В частности, управляющий отделением сообщал, что после первой неудачи огорченные иностранцы дали ему в руки «и ориентировки, и записку, и планы». «И записки, и план освещают лишь исходное положение, т. е. самый город Казань и местонахождение самих ценностей, - писал Прасолов. - Линия же маршрута, которая, судя по записке, должна равняться 40-45 километрам, а также направление маршрута совсем отсутствуют». Однако, по этим документам Прасолов пришел к выводу, что «...ценности не миф, существуют, зарыты где-то в районе Казани, но материалы, которыми обладают они, для обнаружения недостаточны».

Пока управляющий писал эти строки, иностранцы сменили направление поисков
Куда исчезло 17,8 тонны золота? - 5  Курносов В.В.
Историческое
Общество
Цена: Переговоры
12702 символов
Ревизия в Казанском отделении Народного (государственного) банка обнаружила пропажу золотого запаса России, но не вела следствие и не выявляла, куда ценности делись на самом деле. Возвращение отбитого у Колчака золота в Казань 3-7 мая 1920 года. Советско-французский договор 1929 года о поиске золота под Казанью. Фото к материалу: сотрудники Русско-Азиатского банка; историческое здание вокзала в Казани

Поиска «по горячим следам» не получилось

27 августа 1918 года в Берлине полномочный представитель Совнаркома Адольф Иоффе подписал «дополнительный протокол» к мирному Брест-Литовскому соглашению между Советской Россией и странами Четверного союза. Согласно протоколу, большевики соглашались выплатить Германии контрибуцию в размере 6 миллиардов марок. Выплата ценностей должна была пройти с сентября по декабрь 1918 года. В день взятия Казани, 10 сентября, первый эшелон с 42,86 тоннами золота направился в Берлин по железной дороге.

Остальное большевики надеялись добрать в Казани, но здесь их ждала неприятная, но ожидаемая новость: золота не было. Не оказалось на месте и управляющего отделением Петра Марьина.

Накануне в Самаре недоумевали, почему вместе с золотом они получили столь неадекватные сопроводительные документы. «Мне была дана телеграмма из Самары о выезде туда с последним пароходом и захвате с собой также книг, в кои был вписан золотой запас, - свидетельствовал в 1929 году Марьин. - Одновременно ко мне явился адъютант командующего речной флотилией, с которым я и выехал на пароход в день получения телеграммы. Мне разрешено было взять с собой жену и дочь, мать же осталась в Казани». На самом деле телеграмму в Казани получили 1 сентября, а выехал управляющий на следующий день, передав свои полномочия по руководству отделением банка контролеру Д. Доброхотову и получив в кассе 3 тысячи рублей командировочных.

13 сентября в банке уже работала «Временная коллегия по управлению и ревизии Казанского отделения Нарбанка и его отделений» из бывших комиссаров банковского отделения, под руководством Иллария Наконечного. Обнаружила ли она недостачу золота, не отправленную в Самару пароходами из «золотой кладовой»?

Да. Обнаружила! И зафиксировала отдельной цифрой на странице 12 банковского «Журнала за 1918 год» за подписью самого Наконечного. Но однозначного вывода о том, что ценности остались на территории, контролируемой теперь Красной армией, данные банковской отчетности делать не позволяли. Ведь золота не было, как и не было свидетелей, которые могли бы дать показания о его судьбе. За четыре дня работы, отпущенные большевиками ревизорам, они сделали главный практический вывод: ценностей нет, но проверенные финансовые учреждения Казани в принципе готовы работать дальше.

А все собранные документы ревизоры передали для дальнейшего разбирательства в Чрезвычайную комиссию Восточного фронта. Однако главная задача фронтовой контрразведки Лациса заключалась в обеспечении безопасности наступающих войск. Линия фронта двигалась на восток, и потому заниматься розыскными мероприятиями в глубоком тылу ЧК фронта тоже было не с руки…

Поэтому поиска «по горячим следам» практически не получилось.
Куда исчезло 17,8 тонны золота? - 4  Курносов В.В.
Историческое
Общество
Цена: Переговоры
14019 символов
Для чего потребовалась мистификация банковской отчетности. Кто конкретно вывозил золото. Когда произошел вывоз исчезнувшего золота. Где исчезли экспедиторы с ценностями.

Сначала весь благородный металл поступал в специализированную нижнюю, «золотую кладовую». Но к 19 июня 1918 года она оказалась заполнена и прибывшие ценности «…194 ящика золотых слитков частных банков, …3 ящика с вырубками к означенным слиткам и 18 ящиков французских франков…., а всего ценностей, принадлежащих частным банкам, на …14. 055.359 руб.45 коп» - пришлось разместить в кладовой на верхнем этаже.

Особая «золотая кладовая» имела свой учет и в банковском журнале за 1918 год отмечала поступление ценностей на страницах 11-12 как «Золото принадлежащее банку». Однако 3 августа туда были переведены с верхнего этажа хранилища ценности на сумму 14460,15 руб. Единственный источник этого – именно ценности частных банков, прибывшие 19 июня. То есть и частное, и государственное золото хранилось совместно. До заключительной части расследования, посвященной современным перспективам поиска исчезнувших ценностей, это пока важно просто запомнить.

Так вот в этой «золотой кладовой» к 5 августа 1918 года скопилось ценностей на сумму 574.127.751,46 царских золотых рублей. Из них ровно 6 млн. вывез 6 августа комиссар Сергей Измайлов. В рассекреченных документах банка значится, что в Самару было отослано золота из этой «золотой кладовой» на сумму 545.117.751,46 рублей. Тогда куда, кроме Самары, отправились еще 23.010.000 рублей золота весом 17815,147 кг?

По мнению автора, мастерски выполненная мистификация всей отчетности нужна была для «потери» в дороге этих ценностей. И выполнялась она Марьиным по приказу, отданному 8 августа 1918 года Фортунатовым и Лебедевым.

Кто вывозил золото?

26 и 27 августа Волгой были отправлены из Казани в Самару две баржи с серебром, 29 и 30 августа, а также 2 и 5 сентября отправлялись и какие-то другие транспорты с оставшимися ценностями. Но золота на них уже не было.
Вернувшиеся в Казань большевики назначили в банк «Коллегию по ревизии и управлению Казанским Отделением Народного Банка». Ревизоры 13 сентября опросили вернувшихся на работу служащих, интересуясь участием работников банка в эвакуации ценностей. Там, где не касалось их лично, банковские служащие были откровенны и подробно доложили ревизорам, кто с кем ездил в Самару на пароходах, вывозивших золото.

В результате комиссары составили список, по которому из слов служащих следовало, что кроме экспедиторов на пяти пароходах, золото вывозили еще пятнадцать сотрудников банка, которые в Казань не вернулись. Это помощники кассира 3 разряда К.А. Аришин и А.И. Кесарев, помощник бухгалтера 1 разряда А.В. Козлов, помощник бухгалтера 2 разряда А.А. Павлов, канцелярский служитель В.В. Кимбор, а также счетчики Т. Жданкин, С. Братчиков, Л. Оринин, М. Новиков, сторож Г. Андронов, караульные Я. Свирский, Г. Сипайло, С. Иванов, А. Храмов, В. Юрель, А. Чечулин и А. Архипов.

Имеется фото золотой утвари, вывезенной из Казани и выставленной в Омске по приказу адмирала Колчака
Бродяга  Рейтинг материала Стомахин И.
Историческое
Другое
Цена: Средне
32374 символов
Увлекательная статья-расследование о путешествиях Ленина. Проведя треть своей жизни за границей, он исколесил вдоль и поперек всю Европу. В материале говорится о том, на какие деньги Ульянов жил за границей и какую страну любил больше всего, что ему готовила Крупская в Лондоне и чем закончилась его встреча с Инессой Арманд в Париже, как Ленин побывал на карнавале в Мюнхене и как был сбит автомобилем во Франции…Здесь нет никакого стеба, одни только факты, основанные на архивных документах.

Лондон нравился ему своим незыблемым консерватизмом. А вот Париж, несмотря на тамошние прекрасные жилищные условия, Ленин невзлюбил. Он с самого начала колебался – стоит ли вообще перебираться туда из тихой Женевы, где и жить дешевле, и заниматься лучше. Но товарищи убедили: в Париже-де будет меньше слежки. Однако по приезде началась суета: шум, толкотня, хождение по бульварам, посиделки в кафешках. Как-то в бистро на авеню д,Орлеан между двумя фракциями большевиков чуть не завязалась драка. Опытный по этой части хозяин потушил электричество, а Ленин воспользовался темнотой и выскочил на улицу. Одно дело -- клеймить противников на бумаге, и совсем другое – сцепляться с ними врукопашную. Было и еще одно неудобство. Квартира Ильича находилась в южной части города, а Национальная библиотека, где он ежедневно работал – в северной. Каждое утро приходилось проделывать длинный путь на велосипеде по улицам, переулкам и площадям, забитым извозчиками и автомобилями. На время занятий двухколесную машину надо было оставлять на лестнице соседнего с библиотекой дома, платя за это консьержке 10 сантимов. Однажды Ленин не нашел на “стоянке” свое средство передвижения – сперли. Консьержка заявила, что вовсе не бралась стеречь велосипед, а только разрешила ставить его на лестницу. “И какой черт понес нас в Париж!”, -- постоянно повторял Владимир Ильич.
Больше всего Ленин любил Швейцарию – тихую и вылизанную страну с зелеными горами, прозрачными озерами и надежным порядком. Расположенная в центре континента, легкодоступная, многоязычная и нейтральная, Швецария в течение многих лет была убежищем для русских эмигрантов -- Бакунина, Кропоткина, Плеханова. Ленин впервые приехал сюда в 1895 году, отправив предварительно письмо Плеханову. Чтобы подчеркнуть игру псевдонимов -- Плеханов подписывался “Волгин” -- Ульянов подписался “Ленин”.
В 1904 году Ленин и Крупская селятся в Лозанне, потом переезжают в Монтре, откуда выбираются на два месяца в горный поход, маршруту которого и сегодня позавидует любой путешественник: Монтре - Эгль - река Рона - Бриенцерское озеро - Изельтвальд - Интерлакен - Юнгфрау - Зимменталь. “Мы питались больше всухомятку – сыром и яйцами, запивая вином да водой из ключей”, -- рассказывает Крупская. Загодя договорились, что в дороге ни о каких делах говорить не позволено. Но Ленину не удавалось отвлечься даже на отдыхе. Однажды они поднялись высоко в горы, и перед ними, как на ладони, открылся красивейший пейзаж. Нестерпимо ярко сиял снег, внизу расстилались сочные альпийские луга, хотелось декламировать Байрона. Вдруг, среди великолепия природы, Ленин ни с того, ни с сего громко произнес: “А здорово гадят меньшевики!”
Куда исчезло 17,8 тонны золота? - 3  Курносов В.В.
Историческое
Общество
Цена: Переговоры
16161 символов
Раскрывается суть аферы с хищением части золотого запаса России, осуществленной управляющим Казанским отделением Народного (государственного) банка Петром Марьиным под прикрытием «особоуполномоченных КОМУЧа» эсеров Фортунатова и Лебедева. К тексту имеются фото документов, штабистов 5-й армии красных, сотрудников губЧК, здания и застенков ЧК Восточного фронта в Казани, современного памятника артиллеристам Каппеля.

Золотая афера
Прибывший из Казани в Самару первый пароход с золотом оставлял много вопросов – для тех, кто занимался последующим расследованием. Но не для самарцев. Управляющий самарской конторой Народного (государственного) банка Ершов еще 12 августа написал Марьину благодарственное письмо за присылку активов: «…мы …были положительно накануне закрытия Конторы, как вдруг совершенно неожиданно получаем от Вас пятнадцать миллионов.

От доставивших эти деньги чинов Вашего Отделения я узнал, что кроме нашего золота у Вас хранится очень большой его фонд; не знаю, как Вы думаете поступить с ним, но я позволю себе высказать по данному предмету свое мнение в том смысле, что весь этот золотой фонд надо немедленно эвакуировать из Казани сначала в Самару, а потом может быть и дальше; ведь это все достояние Российского Государства: большевики примут все меры захватить этот фонд».

На радостях Ершов выслал в Казань банковским служащим 400 кг муки и 4 кг чая и обещал прислать еще больше. А когда Марьин прислал первое золото, как советовал Ершов, то «истинное уверение в совершенном уважении и преданности», выраженное в письме, у Ершова только выросло. И на время усыпило его бдительность.

Между тем, обстановка в Самаре не проясняла вопросы по содержимому первого парохода, а, наоборот, продолжала ее запутывать. В кладовых самарской конторы Народного (государственного) банка шел ремонт и потому если бумажные купюры с баржи «Марс» взяли сразу, то благородный металл не разгружался.

«Золото пролежало в трюмах парохода долго, - вспоминал через месяц казанский экспедитор груза, помощник бухгалтера 2-го разряда Вячеслав Лепешинский. - Не помню точно сколько, но за это время прибыли из Казани второй и третий эшелоны с ценностями. Второй в пароходе, а третий – (на) какой то барже, имевшей надпалубные каюты».

Третьим транспортом с золотом был пароход «Александр Невский», вышедший из Казани 16 августа. Но если прав Лепешинский с задержкой в разгрузке до 16 августа, то зачем же в Самаре 14 августа подписали акт о приемке груза? Документ подтверждает, что самарской конторой получены 683 мешка с золотом, бумажные купюры, а также ценные бумаги. Причем бумажных денег оказалось на 1600 рублей больше, чем указано в казанских сопроводительных документах. Вновь загадка: как такое могло быть?

Ответ может быть один: спешно принимая один за другим пароходы с ценным грузом, в Самаре торопились и первоначально отказались от хлопотной перепроверки содержимого. Перепроверяли лишь то, что брали с пароходов в банковское хранилище – наличные. О несовпадении сумм тут же было отмечено в документе. А в остальном в документах о приемке груза просто благодушно переписывалось содержание документов об отправке. Как покажут события трех последующих дней, делать это было категорически нельзя!!!
 
 
Яндекс   Google   Genium TV
  Граф де Zигн
 

Медиа Биржа

МедиаБиржа.Рф
www.mediaburse.ru
info1@mediaburse.ru

+7-985-197-03-97
Skype: mediaburse

 
  © 2009-2018. Разработка сайта: Сергей Н. Калачев с помощью Symfony и Propel.